Moderne synspunkter om gamle problemer

indhold



В литературе часто указывается, что в Западной Европе и США рак яичников занимает третье место по частоте среди злокачественных опухолей женского полового тракта. В целом это пятый по частоте и по причинам смертности из всех злокачественных новообразований рак после рака молочной железы, колоректального рака, рака легкого и желудка. Однако по показателям смертности в течение первого года с момента выявления заболевания и по показателю позднего выявления заболевания рак яичников, безусловно, лидирует.

På de moderne syn på risikofaktorerforekomst af sporadisk ovariecancer sygdom, vil vi tale med Maxim Vysotsky Markovic, en førende fødselslæge-gynækolog af den højeste kategori, MD, professor, medlem af den nationale sammenslutning af gynækologer endoscopists Rusland.

Cor.: Maxim MarkModerne synspunkter om gamle problemerovich hvor forfærdeligt denne sygdom? Hvilke faktorer har indflydelse på dens forekomst? Hvem er i fare?

Maksim Markovic: Den gennemsnitlige alder for diagnose af sporadisk kræft i æggestokkene er 58 år. Incidensen stiger til 75 år, og derefter begynder at falde.

Предполагается, что ряд репродуктивных факторов серьезно влияет на частоту рака яичников. Самым значимым защитным фактором является частота доношенных беременностей. Есть данные, что риск заболевания снижается с каждой доношенной беременностью на 13-19 %. Вообще говоря, риск снижается при каждой беременности, доношенной или прерванной, просто при беременности, завершившейся родами и грудным вскармливанием, снижение риска больше. Однако ряд ученых, занимающихся этой проблемой, указывает на повышение риска рака яичников, если возраст первой беременности был менее 19 лет, по сравнению с первой беременностью после 25 лет. Дополнительными факторами риска считают наступление первой менструации (менархе) до 11 лет, позднее вступление в период постменопаузы (после 55 лет), поздний возраст первой беременности (после 35 лет). Общепринятым является и представление о бесплодии как о дополнительном факторе риска рака яичников. Женщины с необъяснимым бесплодием имеют значительно больший риск заболеть раком яичников. Прекращение овуляции и нормализация гормонального фона приводит к снижению частоты рака яичников. Это классические эпидемиологические данные для женщин, получающих монофазную гормональную контрацепцию. Известно, что пики заболеваемости новообразованиями яичников приходятся на возраст гипергонадотропинемии 58 – 75 лет (гипергонадотропинемия - патологическое повышение содержания фолликулостимулирующего и лютеинизирующего гормонов), нормализация гормонального фона приводит к снижению частоты возникновения опухолей яичников.

Brugen af ​​p-piller i mere end 5 århalvdelen reducerer forekomsten af ​​kræft i æggestokkene. Grundlæggende WHO retningslinjer for kvindelige kønsorganer tumorer og brystkræft (WHO klassifikation af tumorer, 2003) fremhæver evnen til at reducere risikoen for kræft i æggestokkene med brug af oral prævention og et stort antal fødsler.

Применение заместительной гормональной терапии в постменопаузе не позволяет получить однозначные данные о влиянии на риск развития рака яичников. В целом заместительная гормональная терапия не повышает риск.

Cor.: Er fremkomsten af ​​livsstilssygdomme, mad?

Maksim Markovic: Довольно острые дискуссии ведутся о роли диетических факторов риска в генезе рака яичников. Классические данные о высокой частоте рака яичников в странах с западным стилем жизни и питания трудно оспорить. Например, эпидемиологи пытаются найти объяснение повышению частоты рака яичников у японок, переехавших в США. Бурные споры по прежнему вызывает роль молочных продуктов, кофе, растительной клетчатки, витамина А и селена.

Многие общебиологические звенья механизма возникновения и развития болезни нейроэндокринных опухолей значительно изменились в процессе эволюционного развития человека. Так, например, для современных женщин по сравнению с жителями времен неолита характерно более раннее начало менархе, меньшее число родов, более позднее вступление в период постменопаузы, частый и ранний отказ от грудного вскармливания. На примере примитивных племен показано, что там, где приходится добывать продовольствие самостоятельно, возраст наступления у женщины менархе равен приблизительно 16 годам (вероятно на это влияет медленный прирост массы тела и жировой клетчатки), а средний возраст первых родов 19,3 года. Интервал между началом менархе и первыми родами для женщин примитивных племен охотников-собирателей составляет 3,5 года, а для современной женщины – 14 лет. Возможно, большинство событий последующей репродуктивной жизни закладываются довольно рано. Продолжительность лактации у женщин примитивных и им подобных групп составляет 3-4 года в связи с отсутствием жидкой пищи для докорма детей. Длительная лактация обеспечивает необходимый интервал между родами. В индустриально развитых странах возраст менархе – 12.5-13 лет. В США число женщин, впервые рожающих в возрасте старше 30 лет, возросло в 4 раза, а возраст менопаузы вырос с 48,5 до 51,5 года, т.е. вступление в период постменопаузы сместилось в возраст более 52 лет. Именно раннее менархе, поздняя менопауза, нереализованное репродуктивная функция и ограничение лактации составляет группу репродуктивных факторов риска опухолей. Все эти факторы тем или иным образом связаны с гипергонадотропинемией и «непрерывной овуляцией».

Forskere viserModerne synspunkter om gamle problemer, что высокий рост и увеличение массы тела ассоциированы с повышенным риском опухолей яичников, особенно у нерожавших, что, по мнению авторов этих исследований, связано с повреждением покровного эпителия яичников в результате непрерывной овуляции. Результаты этих исследований показали связь роста и массы тела с риском развития рака яичников. Включив в свое исследование 1,1 миллион женщин в возрасте от 14 до 74 лет в период с 1963 по 1999 годы, авторы выявили, что повышенный риск рака яичников имеют женщины, имевшие избыточный вес в детстве или молодом возрасте. У женщин старшего возраста такой закономерности выявить не удалось. Удалось установить связь между ростом и риском рака яичников, особенно эндометриоидного, для женщин моложе 60 лет.

Особенности питания, физической активности, а также, возможно, некоторые социальные привычки, например злоупотребление кофе, относятся к внерепродуктивным факторам риска. Исследований, касающихся физической активности не так много и их данные также противоречивы. Защитную роль обычной физической активности на снижение частоты рака яичников доказать не удалось. Под обычной физической активностью понимается рядовая нагрузка, исключающая и снижение веса, и снижение конверсии гормонов в жировой клетчатке.

Из факторов питания, по мнению многих исследователей, наиболее значимым является содержание жира в пище. Так, в Японии, где в среднем доля жира составляет менее 19% от общей калорийности рациона, заболеваемость раком яичников одно из самых низких в мире, а, например, в США количество жира в пище часто превышает 45%, а проблема рака яичников далека от своего разрешения. Исследователи обращают внимание на то, что особенно важно низкое содержание жира в пище в молодом возрасте. Установлено также, что в диете людей эпохи палеолита жир составлял до 20-25 % энергетических поступлений. Полагают, что потребление продуктов, богатых клетчаткой, способствует снижению частоты репродуктивных опухолей. С одной стороны, снижается резорбция эстрогенов в кишечнике, но с другой стороны, такая диета содержит предшественники лигнина, которые после обработки кишечными бактериями абсорбируются как слабые эстрогены. Эти субстанции совместно с фитоэстрогенами стимулируют синтез половых стероидов связывающего глобулина (ПССГ) в печени, снижая уровень свободных стероидных гормонов.

Cor.: Maksim Markovich, og nikotin og alkohol kan påvirke forekomsten af ​​kræft i æggestokkene?

Maksim Markovic: В литературе обсуждается употребление алкоголя и табакокурения на частоту возникновения злокачественных опухолей яичников. И некоторыми учеными было показано увеличение частоты рака яичников у курящих, однако, для алкоголя таких закономерностей не получено. Оценивая роль активного и пассивного курения в качестве факторов риска рака яичников, исследователи пришли к парадоксальным результатам. Сниженный риск рака яичников наблюдался у некуривших, но подверженных так называемому «пассивному курению», бросивших курить и курящих. При этом защитный эффект наблюдался у умеренно и сильно курящих. Авторы предположили, что за эти эффекты могут быть ответственны какие-то механизмы, разрушающие канцерогены.

Derfor mekanismen for forekomst ogudvikling af sporadiske former for tumorer i æggestokkene skal fokusere gipergonadotropinemii kontinuerlig ægløsning, reproduktive og fodring adfærd, fra den tidlige barndom.

Cor.: Tak, Maxim Markovic så detaljeret og interessant historie.

Kræft kan helbredes. I dag er denne diagnose er ikke en dødsdom, men et signal om øjeblikkelig behandlingens start. Vigtigt rettidig diagnose. Jo tidligere diagnosen, jo bedre er chancen for en vellykket behandling. Men endnu vigtigere, som altid, er det stadig relevant i dag, og vil fortsat være vigtigt - forebyggelse! Denne kliniske undersøgelse gynækologen for regelmæssige eftersyn (mindst en gang i 6 måneder), og, selvfølgelig, en sund livsstil. Og livet skal være sunde, ikke når du starter aldersrelaterede forandringer i kroppen og relaterede forskellige sygdomme og tidlige barndom. Så du behøver ikke kæmpe med dårlige vaner, og ikke har dem.

Hvis du og jeg ikke lykkedes rettidigt,lade vores døtre, som har et helt liv foran, fremme en sund livsstil og gode vaner: at spise rigtigt, at opretholde fremragende fysisk form, rygestop og alkoholmisbrug, regelmæssige lægeundersøgelser. Efter alt, ønsker vi dem til at være sunde og glade, og lykke uden helbred ikke ske!

Maxim Vysotsky Markovic,

Senior fødselslæge-gynækolog

den højeste kategori, MD, ph.d.,

medlem af National Association

Gynækologer endoscopists Rusland.

Efterlad et svar